Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

MS_lat2

О персонализме

Интересная реценция на последнюю книгу одного из лучших (в моём понимании), современных историков средневековой философии: Alain de Libera, La quête de l'identité (Archéologie du Sujet II). Vrin, 2008.

http://censura.ru/articles/liberaquete.htm

Лучшее исследование, на мой взгляд, по истории зарождения персонализма как философии. Истоки, как и следовало ожидать, в схоластике. Только для этого надо хорошо знать французский, ёлки-палки. Ну почему такие книги не переводят?
MS_lat2

Дискурс о методологии как философском направлении

Сперва читаем гениальное самоопределение философа:

«У любого человека могут возникнуть предельные вопросы. И тогда, если в социальном и культурном ландшафте философия присутствует, подлинная философия, не резонерство, не пересказ чужих идей, что очень важно, не только критика чего-то, но и размышление, мысль, попытка что-то сказать о том, что мало понятно и в том числе и самому философу — тогда-то к нему и приходят люди, обычно единицы».

Collapse )
MS_lat2

«О людях и богах» («Des hommes et des dieux»). Франция, 2010. Реж. Ксавье Бовуа

http://www.bogoslov.ru/text/3191969.html

«О людях и богах» — фильм, основанный на реальных событиях, в котором рассказывается история о смерти восьми французских монахов цистерцианского ордена из монастыря Божией Матери в Атласских горах Алжира (Abbaye Notre-Dame de l'Atlas), решивших не покидать свою обитель, когда в 1996 г. там поднялась новая волна исламского экстремизма. Помимо своей художественной ценности и документальной достоверности (в создании фильма принимали участие множество консультантов из цистерцианского ордена, помогавших воссоздать точную атмосферу жизни монастыря и менталитет монахов), данный фильм можно рассматривать в более общем плане – это важный и глубокий фильм о христианстве и монашестве в целом как вещах нераздельных (в данном случае), один из тех фильмов, которые побуждают подумать о своей собственной жизни, о себе лично. Несмотря на трагический финал, весь фильм строится на идее возрождения, преображения души, поэтому он оставляет ощущение внутреннего обновления иCollapse )
MS_lat2

Хайдеггер: германский мастер и его время

В связи с недавним дружеским разговором о Хайдеггере и философии, вспомнил замечательную книгу Рюдигера Сафрански, которую рекомендую к прочтению всем, кого интересует философия Хайдеггера и его личность.

Вопрос об участии Хайдеггера в нацистском движении заслуживает особого осмысления: получилось так, что эта тема стала ключевой в жизни Хайдеггера. Его путь в фашизм был не случаен – идеи фашизма он совершенно искренне сочетал со своей философией («высвобождение» присутствия, «овладение временем» и т.п.). Р. Сафрански пишет: «Позже в письме Ясперсу он признается, что в политике “мечтал” и потому совершал ошибки. Однако признать, что он совершал ошибки в политике, потому что мечтал в философии, Хайдеггер не сможет никогда». 16 декабря 1933 года Хайдеггер написал донос на д-ра Баумгартена, обвиняя его (далее цитата из доноса Хайдеггера) "в контактах с евреем Френкелем" и доказывая, что на этом основании "его невозможно принять в СА и Союз доцентов". 29 сентября 1933 г., когда зашла речь о назначении Хайдеггера фюрером-ректором Фрайбурга, он стал собирать сведения, порочащие честь и достоинство проф. Штаудингера и отправил эти сведения в гестапо. И таких примеров масса. В период 33-34 гг. Хайдеггер был фашистом, это факт. После войны, когда комиссия по чистке расследовала дело Хайдеггера, он чудом избежал тюрьмы, поскольку ему удалось скрыть факт доносительства (а друг Ясперс, знавший об этом, его не выдал), но тем не менее до 1949 г. он был отстранён от преподавания как пособник фашизма. Но даже после войны Хайдеггер так и не признал, что заблуждался. Более того, впоследствии Хайдеггер "философски" оправдывался в том, что участвовал поначалу в нацистском движении: он утверждал, что в нем и при его посредстве впало в заблуждение само бытие. Что он, Хайдеггер, нес крест "заблуждения бытия"...Collapse )
MS_lat2

Максим Исповедник и Да Хун Пао

Однажды за чаепитием встретились Лао Цзы, Максим Исповедник и писатель-алкоголик. «Мудрый познает истину от молчащего камня, а глупец не услышит её, даже если тысячи мудрецов будут кричать о ней ему в уши», — сказал Лао Цзы. Максим Исповедник, отхлебнув глоток, ответил так: «Глупого истина убивает, а мудрецу она не нужна, потому что он изначально знал её через логосы сущего, и был познан ею прежде, нежели познал её сам». Некоторое время помолчали, после чего алкоголик сказал: «Истина — на дне стакана, особенно если тот изначально пуст». При последних словах все трое отхлебнули настоящего Да Хун Пао. Лао Цзы прикрыл глаза и одобрительно склонил голову. Максим Исповедник отвернулся к циновке, на которой стоял чайник с кипятком; никто не заметил, какая широкая улыбка в этот момент осветила его тонкое, измождённое суровыми подвигами лицо.
MS_lat2

Возвращаясь к универсалиям: Иоанн Итал

Стало понятно, что статья Л. Бенакиса «Проблема общих понятий и концептуальный реализм византийцев» очень плохо прочитана учёными (в частности, К. Иеродиакону), а нашими вообще можно сказать не читана целиком ни разу. А между тем, там очень много полезных вещей. Особую трудность представляет понимание довольно пространных цитат, которые, к тому же, настолько важны для истории византийской философской традиции, что даже излишне говорить о каких-то работах в этом направлении прежде, чем эти тексты будут переведены и осмыслены (см. для примера мою старую запись по поводу перевода Д. Афиногенова одного из важнейших текстов Фотия). Вот, кому интересно, перевод отрывка из Апории 5 Иоанна Итала «О том, что роды и виды существуют реально и что они бестелесны» (изд. Joannou, p. 7-8):   Collapse )
MS_lat2

De Potentia: Quaestio 9, Articulus 1

Стал просматривать De potentia дальше и обнаружил очень интересную тему, которая связана со старыми обсуждениями (в том числе и в моём журнале) вопроса о соотношении в богословии между понятиями «сущности» (в смысле essentia, οὐσίωσις), «ипостаси», «лица» и связанных с ними «подлежащего», «субсистенции», «первой и второй субстанции». Некоторые из друзей-католиков твёрдо убеждены в преимуществе «латинских» терминов перед «греческими» (например, термина «persona», указывающего на отношение, по сравнению с термином «ипостась», указывающего на индивидуальную субстанцию, и т.п.): оно и понятно, ведь межконфессиональная полемика обязывает доказывать, что «наше» лучше «не нашего». Но вот у Фомы Аквинского, который, по словам Мартина Грабманна, не встревал в острую полемику относительно слов, а старался привести различные мнения к согласию (находя в этом больше пользы для богословия), есть сбалансированное решение проблемы различия смыслов, указываемых этими довольно сложными и имеющими долгую историю терминами. Я уже многократно говорил, что люблю латинскую терминологию за точность — а точность как ничему другому подобает рассуждению о догматах — и вот, в том, что касается точности, латинское средневековое богословие намного опередило греческое. В то время как у греков одно и то же слово могло употребляться в самых разных контекстах без указания смысла — и поди догадайся, что тот или иной автор подразумевает под «усией» (особенно «второй усией») или «эйдосом» (хотя такая неоднозначность полезна для того, чтобы историки философии не пребывали в праздности) — Фома и прочие схоласты как нельзя более заботились именно об указании смысла в конкретных контекстах. Именно поэтому их терминологические разъяснения так интересны. Ниже — Раздел 1 Вопроса 9 О потенции, в котором рассматривается, в каком отношении находится понятие «лицо» к понятиям «сущности», «субсистенции» и «ипостаси»из которого видно, что Ангельский Учитель находит между греческим и латинским обычаем употребления терминов замечательную гармонию и единство смыслов. Думаю, читать Фому Аквинского полезно не только православным, но и католикам. Collapse )
MS_lat2

De Potentia: Quaestio 1, Articulus 4

Продолжение перевода сочинения Фомы Аквинского "О потенции". Начало см.: Q1a1 (с вступлением); Q1a2; Q1a3.

Раздел 4

В-четвертых, следует ли судить о том, что нечто возможно или невозможно, на основании низших причин или на основании высших причин?

Представляется, что на основании высших причин.

1. Как говорится в одной Глоссе на 1 Кор. 1, 20: «глупостью стала мудрость мудрецов мира, поскольку они судили о возможном и невозможном согласно тому, что видели в природе вещей». Следовательно, о возможном и невозможном подобает судить не на основании низших причин, но только на основании высших.

2. Кроме того, согласно Философу, все первое в своем роде есть мера всего, что относится к этому роду. Но божественная потенция есть первая потенция. Следовательно, на её основании можно судить, является ли нечто возможным или невозможным.

3. Кроме того, насколько сильнее причина проникает в следствие, настолько больше следует выражать суждение об этом следствии на основании этой причины. Но первая причина больше проникает в следствие, нежели вторая причина. Следовательно, судить о следствии подобает в большей степени на основании первой причины. Поэтому судить о том, возможны или невозможны следствия, подобает на основании высших причин.

4. Кроме того, дать зрение слепому невозможно на основании низших причин; и всё-таки это возможно, поскольку некогда это случилось. Следовательно, нельзя считать, является ли нечто невозможным, на основании низших причин, но [об этом можно судить лишь] на основании высших причин.

5. Кроме того, мир был возможен прежде того, как мир пришел в бытие. Однако он был возможен не на основании низших причин. Следовательно, [вывод] как в предыдущем.

Collapse )
MS_lat2

Жильсон и православное богословие

Последние несколько месяцев заново открываю для себя Этьена Жильсона. Сказать, что Жильсон сегодня актуален как никогда, это не сказать ничего: думаю, Жильсон еще вообще не прочитан sub specie православного богословия. Понимание и освоение его вклада в христианское богословие предстоит понимать в ближайшие пятдесят-сто лет. Дочитываю сейчас его книгу «Дух средневековой философии». Это одна из лучших работ по систематическому описанию христианского богословия, которую я читал. Я бы поставил её в один ряд с работой «Сущность и бытие», которая также произвела на меня большое впечатление.  Collapse )